Открываем и консультируем фитнес-клубы, отели, СПА-центры и санатории

Alan_Hangover.jpg

Количественные показатели развития фитнеса

Создание Экспертного совета при Комитете ГД РФ по физической культуре – первый шаг в наведении порядка в фитнес-индустрии.

В настоящее время в Комитете Государственной думы РФ по физической культуре, спорту и молодежной политике создан и работает Экспертный совет. С его составом, утвержденным решением № 50/9.2 от 10 апреля 2018 года, можно ознакомиться по ссылке http://komitet6.km.duma.gov.ru/Ekspertnyj-sovet/item/15665926/. Экспертный совет возглавляет депутат ГД РФ, член Комитета Дмитрий Юрьевич Пирог, и аппарат Комитета по его поручению быстро собрал оценочные данные, которые и были неожиданно представлены на заседании Экспертного совета в июле 2018 года. Анализ и выводы из полученных данных и составляют содержание этой статьи.
Общая и главная цель создания Экспертного совета – наведение элементарного порядка в фитнес-индустрии России. Ближайшая задача – согласовать и ввести в официальные документы понятие фитнеса, а также определить и внести в классификатор профессии, связанные с фитнесом. В дальнейшем будем двигаться в направлении разработки профессионального стандарта и в не самом отдаленном будущем – к созданию системы профессионального обучения специалистов и сертификации на всех уровнях, от начального до высшего. Прежде всего, речь идет от фитнес-тренере, ведь именно эта профессия является системообразующей для социально-экономического феномена под общим названием «фитнес». Остальные профессии, связанные с фитнесом, такие как руководитель, администратор, менеджер, в классификаторе есть, и функции руководителя любой коммерческой организации ничем не отличаются от функций руководителя фитнес-клуба. То же самое можно сказать и об их профессиональных компетенциях. Однако «тренер фитнес-клуба» - это особая профессия, лишь отдаленно напоминающая деятельность тренера большого спорта, задача которого – работа с профессиональными спортсменами.

Возникает вопрос: а сколько в России людей, которые потенциально могут быть классифицированы как тренеры по фитнесу? Сотни, тысячи, десятки тысяч, может быть сотни тысяч? Конечно, можно произвести беглую оценку. Самый простой способ: прикинуть, сколько тренеров работают в среднем фитнес-клубе, а затем умножить полученную величину на количество клубов, и мы получим интегральную численность тренерского состава. Однако клубы разные, есть побольше, есть поменьше, есть карликовые студии, а есть и такие, для характеристики которых лучше всего подходит слово «монстр». Очевидно, нужно оценить «среднюю температуру по больнице» хотя бы в каком-то населенном пункте, причем, при всем уважении к маленьким милым городкам, в данном случае лучше взять большой город, с большим количеством клубов. Самый простой способ подсчитать количество клубов – обратиться к справочным материалам Интернета. Набираем в браузере фразу «фитнес в городе N» и получаем список, да еще и обозначениями на карте. Очень информативно и удобно, только вот беда – не слишком достоверно. Как показывает опыт локальных исследований рынков, часть клубов работает, не особенно афишируя свое существование. Это, прежде всего, фитнес-зоны бюджетных спортивных сооружений. Их правовой статус пока не определен однозначно и бесспорно, поэтому часто им приходится работать в тени. Это и ведомственные, корпоративные спортивно-физкультурные клубы, которые работают только для своих, но, тем не менее, нанимают на работу тренеров. Это и небольшое количество частных, закрытых клубов «для своих». Это и обычные фитнес-клубы, как правило, очень небольшие, которые созданы первоначально несколькими энтузиастами, вскладчину, с целью заниматься любимым видом спорта. Как их выявить? Для этого необходима кропотливая работа, анализ социальной жизни населённого пункта, информационного контента интернет-сетей, печати, ведомственных источников информации, изучения деятельности бюджетных спортивных центров. И все это нужно еще проверить, прежде чем использовать данные. В любом случае - весьма трудная работа, которая требует огромных трудозатрат даже при локальных исследованиях, а уж в масштабах России это грандиозная задача, которая под силу только органам статистики, да и то при условии, что они владеют определенными алгоритмами исследований. Напомним, что органы государственной статистики никогда ранее не занимались вопросами исследований в сфере фитнеса, поэтому алгоритмы еще нужно создать. Это, в свою очередь, тоже потребует времени, а данные нужны сейчас. В науке существует правило: чем точнее результат - тем больше времени необходимо для его получения. Однако часто для понимания характера процессов точные результаты не нужны, хотя бы на предварительном этапе исследований. И вообще в естественных науках любой результат признается только с указанием диапазона, в котором находится величина «плюс-минус столько-то», то есть погрешности измерения. Например, при измерении длины предмета линейкой величина погрешности принимается в пределах половины мельчайшего деления. Если на вашей линейке нанесены миллиметры, тогда измерение длины возможно только с погрешностью плюс-минус полмиллиметра. В быту этим правилом можно пренебречь, но в среде физиков – не советую, они сразу поймут, что вы чужак. Для них вы станете хуже, чем летчик, в лексиконе которого есть слово «последний». Однако вернемся к предмету статьи – количественным исследованиям в фитнесе.

Нашей компании часто приходится проводить локальные исследования, например, если мы создаём в каком-то городе фитнес-клуб. Точная информация необходима для адекватной оценки конкурентной ситуации и разработки системы мероприятий по «отстройке» от конкурентов. Пользоваться чужими данными - это потеря профессионального лица, тем более что отечественные «маркетолухи», которые время от времени лезут в сферу фитнеса, поражают, мягко говоря, фееричностью своих «исследований». Думаю, к концу статьи читатели получат оценки, которые позволят оценить творческие достижения указанных персон, если вы когда-либо на них натолкнетесь. Ну да бог с ними, это не предмет статьи. В работе по изучению локальных рынков мы постоянно сталкиваемся с разрывом данных, и после многих лет работы пришли к определенным выводам. Оказывается, в городах, где фитнес-бизнес развит, и количество клубов насчитывает десятки и сотни, доля «скрытых» объектов, предлагающих услуги, которые можно отнести к фитнес-продуктам, составляет 25-30%. Проще говоря, если вы насчитали в каком-то городе сотню клубов, можете смело предполагать, что их реальное количество – 125-130. Если же еще добавить клубы, которые многие наши коллеги почему-то не относят к сфере фитнеса – танцевальные, - то это количество дотягивает до 150-160. Следовательно, если мы имеем данные по количеству клубов в населенном пункте, субъекте Федерации и вообще в России, полученные при помощи предварительных, эскизных исследований рынка, то к ним можно смело прибавлять 50-60%%, и мы получим оценочное количество, близкое к реальному.

На первом же заседании экспертного совета был поднят вопрос о достоверной статистике как базе для дальнейшей работы по нормализации сферы фитнеса, приведении её к цивилизованному виду. Мне было поручено разработать техническое задание на алгоритм и методику проведения исследования, и мы его подготовили. Честно говоря, я предполагал, что этот вопрос не будет подниматься еще очень долго, но ошибся, и это как раз та ошибка, которая приносит удовлетворение.

Подчеркну, Экспертному совету были представлены лишь оценочные данные, получить точные в столь короткий срок невозможно. Однако даже оценочные данные представляют огромный интерес и позволяют сделать как ожидаемые, так и довольно неожиданные выводы.

Оценивалось общее количество фитнес-клубов в России по субъектам Федерации, примерное количество трудоустроенного персонала, количество клиентов и общий объем выручки. Как я уже говорил выше, быстрые результаты обязательно имеют большую погрешность, причем в отдельных областях исследований погрешность обусловлена не только объективными факторами, но и субъективными. К объективным факторам, снижающим достоверность и повышающим погрешность, можно отнести недостатки поисковых систем и статистики. Как было сказано выше, значительное количество предприятий нашей сферы работают в экономической и статистической тени. Но были и субъективные факторы. Я всегда с подозрением и недоверием отношусь к публичной информации о количестве клиентов клубов и величине выручки. Конечно, при реализации аудиторских проектов, то есть деятельности по «диагностике и лечению» убыточных клубов, эти данные предоставляются в реальном виде, но публично никто и никогда в российском фитнесе не отправляет достоверных данных «на сторону». Их чаще занижают, потому что руководители клубов не хотят показывать своих истинных доходов, чтобы не платить налоги. Это особенно обидно, когда доходы мизерные, что, увы, встречается не редко. Однако бывает, что и завышают, например, в попытке представить клуб или сеть клубов как товар более высокого экономического качества, чем он является на деле, в надежде поймать покупателя. Иногда в завышении выручки и количества клиентов превалируют психологические, фрейдистские мотивы повышения самооценки. Нередки ситуации, когда наемный руководитель, или даже акционер, «чье управление» (у которого 20-30% уставного капитала общим размером 10 000 рублей, но ведет себя как полноценный инвестор), таким лукавством усыпляет внимание инвестора или акционера («чьи деньги», который реально инвестирует в проекты сотни миллионов, но наивен, как дитя): вот у нас как много клиентов и вот какая огромная выручка, и это результаты моей деятельности. Бывает… Да, есть методы, которые позволяют оценить экономические показатели и количество клиентов по звонку и по визиту в клуб, но процесс анализа полученных данных - это долгий, сложный и неоднозначный процесс, который не может проводиться при массированных исследованиях. Могу научить. Оценить конкурента – милое дело, но анализировать работу тысяч клубов по косвенным признакам - почти фантастика.

Начнем с последних данных. Коллеги, надеюсь, вы согласитесь с моей оценкой такой ситуации: предположим, кто-то задает вопрос руководителю клуба по выручке и количеству клиентов и тот, с готовностью, как на исповеди, дает достоверные данные. Я считаю эту ситуацию фантастической. Подавляющее большинство наших руководителей, в том числе и довольно крупных сетей, толком не знают, что такое экономика вообще и финансы собственного предприятия – в частности. Люди, имеющие формальное экономическое образование – не исключение, и я уже давно перестал этому удивляться. Во всяком случае, процент тех, кто считает, что разница между доходом и расходом это и есть чистая прибыль, зашкаливает. Конечно, есть и совсем упоротые персонажи, которые считают прибылью выручку, но описание этих ужасов и их тормозящего влияния на всю отрасль в целом – материал другой статьи. Следовательно, доверять данным, поученным в ходе оценочного исследования в части количества клиентов и выручки преждевременно, поэтому я не буду здесь приводить полученных количественных результатов.

Представленные Экспертному совету данные по количеству клубов дают обширный материал для анализа и выводов.

Итак, исследование показали, что на конец 2017 года в России насчитывалось 6 314 фитнес-клубов. Были приведены данные по субъектам Федерации, и это дало основание для оценки погрешности статистики. Я взял наши собственные, точные данные, которые были получены в локальных проектах по трем субъектам (извините, каким именно, приводить не буду, это коммерческая тайна, и не моя) и посмотрел, насколько они отличаются от тех, которые были получены в ходе исследования, которое провел аппарат Комитета ГД. Разница составила около 50%. Напомним, в ходе собственных исследований учитываются те клубы и предприятия, которые не афишируют по каким-то причинам своей деятельности, а также те, которые не индексируются поисковыми системами из-за особенностей их работы. Если результаты по трем субъектам дают примерно одно и то же отклонение, можно считать, что примерно такое же отклонение характерно для интегрального количества клубов, Можно сделать вывод: в конце 2017 года в России работало примерно 9500 – 10 000 предприятий сферы физической культуры, которые можно считать интегрированными в фитнес-бизнес.

В определенных сегментах фитнес-сообщества существует мнение об особой роли сетевых клубов, которые некоторые специалисты даже часто называют «лидерами индустрии», причем во всех аспектах, и в экономическом, и в методическом, да и по количеству вовлеченных граждан.

Подсчитать количество сетевых клубов в стране несравненно проще, чем общее количество предприятий, и для этого достаточно выйти на сайты сетей, Правда, здесь не все так однозначно. Некоторые сети не убирают со своих сайтов клубы, которые по каким-то причинам закрылись (в бизнесе всякое бывает) или вышли из под зонтика франшизы по причине неудовлетворённости экономическими результатами сотрудничества с теми, кто когда-то эту франшизу им продал. Обсуждение этого вопроса тоже не составляет предмета этой статьи, но то, что я обязательно напишу такую статью – не сомневайтесь. В любом случае элементы фальсификации количества франчайзинговых клубов не слишком значительны, хотя есть исключения, и некоторые сети вообще теряют чувство реальности. Так вот, по самым оптимистичным оценкам общее количество сетевых клубов в России не превышает 350 единиц. Безусловным лидером по количеству выступает сеть ALEX FITNESS+OLYMP с более чем 60 реально существующими клубами, остальные … на почетном втором месте, при всем уважении. Надо отметить, что активность региональных сетей непрерывно растет, и не за горами то время, когда они выйдут и в столицы. Вот тогда, коллеги, фитнес-динозаврам мало не покажется, особенно потому, что сетевые операторы не тратят время и силы на доказательство своего «лидерства в отрасли», а много работают и тщательно считают деньги. Но это, опять же, материал другой статьи, которую я тоже напишу, гарантирую.

Таким образом, сетевые клубы составляют не более 3,5-4% от общего количества клубов в России. По моему мнению, уже этот фактор полностью разрушает миф о том, что сети обладают каким-то особым статусом. При всем глубоком уважении к сетям, все-таки в России подавляющее большинство клубов – не сетевые, и среди них немало блестящих по уровню организации и реальной экономической эффективности. Именно несетевые клубы на сегодняшний день являются драйверами нашего бизнеса. Замечу, что представление о какой-то особой роли сетей возникает еще и потому, что сети проявляют завидную внешнюю активность на конвенциях, форумах и иных мероприятиях, а вот регионы здесь скромничают. Конечно, имеет место и протекционизм, и групповщина и даже намеренное «отсекание» сильных конкурентов на уровне организации подобных мероприятий. Если и подтягивают представителей регионов, то это, как правило, те же представители сетей, только из других городов, причем с тем же низким уровнем информационного контента. Организаторов мероприятий можно понять, так как именно сети выступают спонсорами, а «кто даму ужинает, тот ее и танцует». Впрочем, организаторам не следует забывать о том, что кроме спонсорских денег есть еще и деньги рядовых участников, коих, кстати, побольше будет. Народ не обманешь, и желающих слушать год от года одно и то же от одних и тех же, да еще и, прямо скажем, ни о чем, и платить за это деньги становится все меньше. Люди голосуют ногами, как бы не просчитаться в своих «дружеских раскладах». Бизнес по дружбе не делается.

Однако может быть столичные клубы, сетевые и не сетевые, в совокупности занимают лидирующее положение? Посмотрим.

В статистических данных Комитета ГД указано, что в Москве – 440 клубов. С учетом нашей погрешности – 650-700, что, кстати, согласуется и с нашими исследованиями. Теоретически я бы прибавил к этому количеству и 377 клубов Московской области, но в силу определенных психологических противоречий, присущих москвичам и «человекам Московской области», я, для спокойствия, отнес бы эти клубы к региональным, а не столичным.

В Санкт-Петербурге по данным статистики Комитета работают 207 клубов, и это самый большой разрыв с реальным количеством, около 100%. Возможно, здесь сыграли свою роль какие-то погрешности получения данных, но по нашим сведениям и оценкам в городе на Неве около 400 клубов.

Однако в любом случае, если даже сложить клубы двух столиц, получится, что они представляют лишь около 10% всех клубов России. Таким образом, фитнес в России – это фитнес регионов, причем и в количественном, да и в качественном смысле, особенно в последние годы.

Не здесь могу не вспомнить многочисленные опусы «маркетолухов» от фитнеса. В некоторых на голубом глазу утверждается, что, что рынок Москвы занимает 60-70% рынка России. По объему выброшенных инвестиций, направленных на создание убыточных мегапроектов, – верю, по числу клубов – сами видите.

А теперь перейдем к самому интригующему вопросу: сколько же у нас фитнес-тренеров? Я не предполагаю, что кто-то читаем мои опусы, стоя в знак уважения, но если это так, прошу вас присесть, а особо впечатлительных даже прилечь.

Этот кластер данных был получен не удаленным способом при помощи анализа доступных сведений, а на основе ответов на прямой вопрос руководителям клубов: сколько специалистов находятся в штате вашего предприятия. Сколько руководителей опросили – столько ответов и получили. Значит, для анализа мы можем не учитывать поправку на скрытые клубы. Итак, напомним, сведения были получены от 6 344 клубов в России. Мы берем суммарные данные по количеству официально трудоустроенных специалистов и делим их на количество клубов Результат – среднее количество трудоустроенных специалистов. Логично?

Ну, соблаговолите получить: в каждом клубе Российской Федерации в среднем работают… по 4 человека. Не верите, а зря, ведь именно такой результат получается, если 26 555 человек разделить на 6 344 клуба.

Это еще неплохой результат. Если судить по результатам анализа, то в Орловской области в каждом клубе работает в среднем один человек, в Дагестане 1 человек разрывается на 30 клубов, а в Магадане трудоустроенные специалисты в фитнес-клубах вообще не зарегистрированы. В Москве получше, в среднем в каждом клубе 10 человек, и на этом фоне Санкт-Петербург выглядит белой вороной – там в среднем в каждом клубе 18 специалистов. Мой город, что приятно, - явный лидер в этом отношении.

А теперь проанализируем полученные результаты. На первый взгляд приведенные данные никак не вяжутся с тем, что мы видим в фитнес-клубах довольно много специалистов разных категорий. Нас сейчас не интересуют всевозможные избыточные категории специалистов, без которых многие клубы прекрасно обходятся – менеджеры отделов продаж, всевозможные маркетологи, специалисты по качеству, консультанты, бесконечные руководители отделов, ответственные за контроль внутренней рекламы (не придумал, ей богу, могу сеть назвать!), коими парадоксальным образом обрастают почти все российские сети и крупные клубы. Во всем мире развитие сетей сопровождается уменьшением удельного веса управленческого аппарата, а у нас – увеличением. Кстати, а единственный работник на 30 клубов, это тренер или управляющий? Впрочем, нас интересуют тренеры.

В реальности в каждом клубе тренеров много, и даже с избытком. Единственным объяснением противоречия между официальными данными и тем, что мы видим, может быть только одно: в российском фитнесе царит полный хаос в трудовых отношениях. Подавляющее большинство тренеров не являются штатными сотрудниками, а присутствуют в каком-то ином юридическом статусе. Да, у нас популярна схема вывода тренеров за штат и оформления отношений как с индивидуальным предпринимателем. Об этой схеме, вернее, её ущербности и вреде для бизнеса я не раз писал, здесь повторяться не буду. В конце концов, каждый выбирает сам, и в данном случае, говоря юридическим языком, налицо схема подмены трудового договора гражданско-правовым, направленная на маскировку истинных трудовых отношений между работником и работодателем. В случае использования гражданско-правовых договоров имеет место пусть и корявая, но хоть какая-то попытка правового урегулирования отношений клуба и специалиста. Однако в российских клубах масса тренеров вообще никак не трудоустроена официально, и занимается незаконной частнопредпринимательской деятельностью. Между прочим, в составе организованной группы, в сговоре с руководством клуба, что переводит ситуацию в область уголовного права. В некоторых клубах трудоустраивают одного тренера и проводят через него все деньги, а он раздает их другим тренерам. В некоторых случаях руководитель снимает деньги как ИП со счета и раздает в конвертах. Есть и схемы, просто замечательные по идиотизму: тренеры официально (!!!) покупают так называемую «тренерскую карту», а потом могут рубить бабло как угодно. Почему я называю это идиотизмом? Представьте себе несчастный случай с клиентом и всю цепочку последствий, и вы поймете, что я еще использую мягкую терминологию.

В общем, можно сказать, что мы уже потеряли предмет разговора. Мы же говорили о фитнесе как бизнесе, индустрии, не правда ли? Мы говорили о том, что нам нужно его сделать цивилизованным, внести профессию тренера в классификатор, разработать систему сертификации, образования? А к чему пришли в итоге?

Трезвый анализ данных, полученных официальным путем, неопровержимо свидетельствует о том, что предмета разговора просто нет. То, что мы называем громким словом «индустрия», на деле – некое подобие черного рынка, где нет никаких законов и правил, есть движение черного нала, а покупателю могут подсунуть все что угодно. И никто ни за что формально не отвечает. Напомню, что тема приведения фитнеса в цивилизованные рамки была инициирована Общественной Палатой РФ около года назад, причем катализатором темы была печальная статистика, согласно которой ежегодно нарастает количество несчастных случаев и даже смертей в фитнес-клубах. ОП РФ как раз и создана для того, чтобы заниматься подобными вещами, то есть ставить вопросы, актуальные для общества, перед законодательной и исполнительной властью.

Напомню, читателям, что цель создания Экспертного совета – вывод фитнес-бизнеса России из тени. Говоря без затей, это проявление воли государства, чтобы отрасль платила налоги в бюджет, и для этого будут приложены все силы и использованы все средства, в том числе и фискальные. Для тех, кто не понял или не услышал, повторю: ВСЕ силы и ВСЕ средства в рамках российского законодательства. Проще говоря, клубы будут вынуждены работать «по-белому». Альтернатива – закрытие. Как человек достаточно осведомленный, я предполагал, что ситуация в нашей сфере – не очень, и, если завтра по мановению палки (не палочки, коллеги, а именно палки, даже дубины) все клубы будут обязаны работать «по-белому» во всех отношениях, в том числе и в трудоустройстве, половина клубов закроются в течение недели. Теперь я вижу, что закроются почти все…

Из всего сказанного с неумолимостью возникает простой вывод: коллеги, нас просто нет. То, что кто-то гордо называет индустрией – скопище каких-то палаток, мелких лавочек, торгующих контрафактом или пересортицей с истекшим сроком хранения. О продавцах умолчу, ибо нет слов. Это бизнес? Это индустрия? Ни порядка, ни закона, ни ответственности, ни ума, ни дальновидности. Коллеги, это катастрофа.

Нравится это кому-то или нет – дело личное. Можно возмущаться, обличать, ругать чиновников и власти, да и ренегатов, которые пошли на сотрудничество с «этими». Точно так же, попав под дождик, можно грозить кулаком небесам и промокнуть до нитки, а можно просто открыть зонтик и остаться сухим. Перефразируя известную фразу контрабандиста Абдуллы, можно сказать: «Хорошо тому, у кого он есть, и плохо тому, у кого его нет». Так что умные готовят зонтик, а глупые, несмотря на мокрые портки, в очередной раз надеются проскользнуть между струй. Боюсь, что в этот раз они просто утонут.

  • Создано .