Открываем и консультируем фитнес-клубы, отели, СПА-центры и санатории

Бойцовский клуб

"Одна из самых глубоких проблем классической философии – разрешение антагонистического противоречия между компотом и мухами"
Из диспута на кухне


Бойцовский клуб - термин, который обозначает особый вид фитнес-предприятия, в котором превалируют единоборства или часть многофункционального комплекса, где выделены отдельные помещения для занятий различными видами единоборств. Я люблю единоборства.

Следует подчеркнуть мое личное отношение к ним, как человека, иначе дальше некоторым читателям будет обидно. Еще раз: я люблю единоборства, и занимаюсь каратэ непрерывно с1977 года, когда многих моих читателей не было даже в планах. Да мои шрамы и зажившие переломы старше большинства из вас, коллеги! И все это далеко не в прошлом: в последний раз я тренировался позавчера. Нужны еще доказательства моего личного отношения? А наличие некоторого опыта, на котором основано мое мнение, вы не отрицаете? Надеюсь. Теперь еще кое-что уточним, используя примеры. Есть одна компания, она торгует котлетами с булкой. Кто-то считает это едой, но на самом деле это имитация еды, насыщенная тем, без чего человеку лучше бы обойтись, во всяком случае, в таких количествах, как в одной порции котлеты. И вы думаете, коллеги, очень небедные владельцы этого бизнеса вот это самое едят? Уверен, что на этот счет ни у одного здравомыслящего человека нет никаких иллюзий. Не едят, ибо вредно, здоровья жалко, хочется пожить подольше, да и на нормальную еду деньжонки найдутся. Не едят, но зато как продают! Десятки тысяч забегаловок по всему миру, многомиллиардная выручка! На продаже правильной еды такого результата не добиться, хотя попыток было множество. Причины столь прискорбного покупательского поведения массы потребителей обсуждать не будем, но факт остается фактом. Возможно, когда-то перед руководством компании встал выбор: предлагать пользу или получать деньги? Они выбрали второе. В жизни часто бывает, что нравится одно, а приходится продавать другое, потому что наши критерии «пользы» или «вреда» не совпадают с критериями покупателей. Точно так же в сфере спорта и физической культуры критерии пользы, качества, привлекательности какой-то услуги у продавца и покупателя могут не совпадать, и как правило, не совпадают. То, что нравится мне, и что я считаю это хорошим, искренне, на основании личного(!) многолетнего опыта и то, что может привлечь массу покупателей – совершенно разные вещи. «Мне нравится» – это одно, а «будет успешно продаваться» - другое. Особенно в данном месте и в данное время. Пусть нравится моим друзьям и знакомым, и это замечательно, но возникает вопрос: а сколько их? Много? Нет, так нельзя, «много» или «мало» - относительные понятия. Сколько именно? Единицы? Наверняка. Десятки? Возможно. Сотни? Маловероятно. Тысячи? Исключено. Я уже не спрашиваю о том, будут ли эти единицы не одобрять, а покупать. Согласитесь, энтузиазм и покупка – не одно и то же. Успокоились? Тогда заявляю следующее: организация бойцовского коммерческого клуба – сомнительный бизнес с точки зрения коммерческой эффективности. Здесь термин «сомнительный» не является синонимом «невозможный в принципе», здесь по смыслу ближе словосочетание «крайне рискованный». Единоборства находятся на периферии фитнеса как бизнеса, и по самой банальной причине. Эта причина очевидна для трезвомыслящих специалистов, но вызывает эмоциональный протест у энтузиастов. Анализ динамики продаж различных продуктов в фитнесе, в том числе и новинок, позволяет сформулировать следующее правило: устойчивым покупательским спросом пользуются только те продукты (уроки, варианты тренировок и занятий), которые не требуют от клиента длительных и значительных физических усилий. Наш средний(!) клиент патологически ленив и непоследователен в своих устремлениях, и это качество всецело определяет его покупательское поведение. Клиент может восторгаться и даже покупать «трудные» продукты в течение небольшого периода времени. Однако статистика неумолима: чем больших физических усилий требует продукт, тем быстрее уменьшается количество энтузиастов, до тех пор, пока не останутся единицы. Здесь проявляется одно из главных различий спорта и фитнеса. Спорт по определению культивирует стремление к первенству во всем, и невозможность победы над другими воспринимается как жизненная неудача, погружая спортсмена в состояние депрессии, то есть душевного дискомфорта, по сути, психологического нездоровья. В этом смысле термин «оздоровительный спорт» - оксюморон. Напротив, фитнес по определению ориентирован на профилактику, сохранение и укрепление здоровья. Конечно, некоторые адепты фитнеса с этим не согласятся, будучи в твердой уверенности, что они преследуют конкретные цели, которые можно ассоциировать со спортом, то есть пресловутое «достижение результата». Но «некоторые» - далеко не все, и лишь единицы способны в течение продолжительного времени двигаться к этому самому «результату». Для подавляющего большинства посетителей фитнес-центров занятия – это процесс, который активизируется каждый понедельник и затухает к среде-четвергу, являя всплески в первых числах месяца и после праздников. В этом процессе возможны лишь кратковременные и хаотичные усилия клиента. Если проследить историю попыток внедрения в фитнес-практику новых направлений, то мы получаем массу подтверждений сделанным оценкам. Общефизическая подготовка, известная как Cross Fit: ажиотаж, подпитанный безудержной рекламой, сменился стагнацией, закрывающимися специализированными клубами и пустующими зонами. Единицы выжили, но их количество по сравнению с общим падением не превышает пределов статистической погрешности. Тай-бо – то же самое. Слава богу, что клубы не начали создавать, прогорели бы полностью. А какой был ажиотаж! Студии сайкла: массовое закрытие, выживают единицы, даже не выживают, скорее. агонизируют. Единоборства в определенном смысле вне конкуренции: мало того, что трудно физически, но еще и больно. Да и прогресс идет микроскопическими темпами, отнюдь не по канонам китайской киноклассики: слабый мальчик начал заниматься с хитрым дедушкой и через год покалечил всех злодеев с противными лицами. Энтузиастов единоборств хватает, но их количество быстро уменьшается, остаются единицы, у которых превалируют спортивные цели. Остальным нужно достичь вершин мастерства просто, быстро, без напряжения и боли. Реальность не соответствует ожиданиям, и они растворяются в пространстве после нескольких месяцев тренировок. И здесь мы сталкиваемся с еще одним противоречием между спортом и фитнесом как воплощением физической культуры. Наряду с «оздоровительным спортом» существует другой оксюморон – «массовый спорт». Спорт не может быть массовым. Чемпионов – единицы, поэтому по мере профессионального роста количество спортсменов постоянно уменьшается, пока не остаются отдельные чемпионы и несколько человек, которые используются как спарринг-партнеры. Критерий успешности работы тренера в спорте – это подготовка именно чемпионов, и других показателей качества не может быть по определению. Если тренер с такими установками работает в фитнесе, он бессознательно будет «работать» на единицы, а массы не будут его интересовать, они мешают. Если такую «спортивную секцию» интегрировать в фитнес, возникает еще один неожиданный момент. В спорте оплата труда тренера напрямую зависит от подготовки чемпиона. Чем выше поднимается подопечный, тем больше размер вознаграждения тренера. Когда тренер с такими установками начинает работать под крышей коммерческого предприятия, то порядок выплаты вознаграждения его озадачивает. Он получает деньги не за чемпиона, а за массу клиентов. Умные люди к этому могут приспособиться, но беда заключается в том, что умных мало, зато амбициозных – пруд пруди. Спортивного тренера эта ситуация раздражает, порождая недовольство «этими дураками-руководителями, которые ничего не понимают в спорте» и раздражение, которое срывается на всех окружающих. Результат один: крошечные группы, низкая зарплата, увольнение, обычно с плевками и криками. Ну, оно и понятно, спорт только теоретически формирует сильные характеры. На практике - сплошные истерички, причем мужчины тут явно впереди. Все бы не беда, но если в результате у вас остаются пустующие залы в десятки и сотни квадратных метров, ненужное и весьма дорогое оборудование, закупленное под сладкие надежды и твердые обещания «все придут!» Это не просто проблема заполнения расписания, а настоящая экономическая дыра. В фитнес-центре, как в нормальном коммерческом предприятии, соблюдается просто правило: каждый «метр» должен приносить деньги. Если у кого-то есть желание убедить меня в коммерческой целесообразности единоборств в фитнес-клубе, я рекомендую просто посмотреть на расписания групповых программ и секций в десятках клубов, которые пытаются продавать единоборства как товар. Если в специализированном зале занимаются более пары групп в неделю общей численностью в пару десятков человек – это уже большой и редкий успех. Сравните с расписанием групповых программ классических типов, и все аргументы о том, что единоборства в клубе приносят деньги, мгновенно улетучатся. Попытайтесь поспорить не эмоциями, а числами. Это возможно лишь при одном условии: оппонент способен к мыслительной деятельности, а не крикам «как я это люблю!!!». Я тоже люблю, но к бизнесу моя любовь не имеет отношения. Это тот случай, когда любовь и деньги несовместимы. Однако в фитнес-бизнесе есть один вариант, который может слегка подправить ситуацию. Когда мы разрабатываем концепцию фитнес-центра, бывает, что заказчик в силу личных причин просит ввести в качестве структурной части зал бокса, борьбы или иного рукомашества или ногодрыжества. Конечно, бывает, что настоятельное пожелание заказчика гарантированно обрекает проект на экономическую смерть, и тогда после попыток объяснить последствия мы просто отказываемся от сотрудничества. Но иногда пожелание выглядит как попытка не совсем убить проект, но, если использовать аналогию, отрезать ему ногу или руку. Понятно, что лучше жить с полным комплектом конечностей, но, уважая мнение заказчика, мы вместо конечности приделываем протез. Или, если сказать по-другому, на финансовую дыру в виде зоны единоборств мы натягиваем экономическую заплатку. Здесь в принципе все просто. Первое: мы исходим из уверенности в том, что наличие неприбыльной части в проекте равносильно увеличению расходной части. Второе: мы оцениваем величину дополнительного расхода при помощи расчета снижения показателя пропускной способности клуба. Это не просто, но можно. Третье: вся экономическая модель строится таким образом, чтобы увеличенная выручка по «живой» части проекта поддерживала существование «мёртвой». Другими словами, прибыльная часть предприятия должна кормить неприбыльную, и тогда все будет если не хорошо, то приемлемо. Есть существенные трудности в проектировании, в частности обеспечения разведения потоков клиентов и спортсменов, но все можно как-то преодолеть, было бы желание. Не скажу, что все это просто, бывает очень сложно, но… бывает. Зато с уверенностью могу сказать: если не ставить эту задачу еще на стадии разработки концепции проекта, а надеяться, что все как-то само образуется, дыра будет такой, что в неё будет вытекать вся прибыль клуба. Для утешения фанатов могу подкинуть им успокоительное: наличие в структуре клуба теннисного или сквош-корта создаёт не просто дыру, а настоящую пропасть. Не торопитесь сыпать примерами типа «а вот у нас!». Попрошу доказательств, что у вас снежно-белая бухгалтерия, и вы мне их точно не предоставите. Вывод ясен: выделять в клубе отдельные помещения для зоны единоборств не стоит, это экономически не оправдано. Возражение №1: есть люди, которым единоборства нравятся. Ответ: да, я с уважением отношусь к ним, но есть также люди, которым нравятся городки, и они заслуживают не меньшего уважения. Я обязан строить закрытый стадион для городков? Для кого? Единичных энтузиастов? Кто там еще в очереди на удовлетворения своих желаний за мой счет? Поклонники спортивного(!) покера? Фанаты домино? Энтузиасты петанка? Апологеты дайвинга? Я никого не забыл? Для любителей постучать я вешаю пару мешков в тренажерном зале, и этого достаточно. Возражение №2: а как же ковер для падений?! Я с пониманием отношусь к любителям страстных объятий на коврах, но не обязан тратить деньги на создание для них уединенного уютного помещения в фитнес-центре. Хотят заниматься этим – прошу в спортивный клуб. Позволю себе высказать и свое личное мнение (смотрите второй абзац, если чо): единоборства по своему природному смыслу – это не умение падать, а умение НЕ падать. Вот этому и учитесь, причем занятия на твердом полу очень способствуют воспитанию практических качеств. Особенно на бетоне, он лучше всего имитирует уличный асфальт. Или вы занимаетесь имитацией единоборств? Специализированные клубы единоборств – это иная история. В такое заведение априори стекаются только поклонники данного вида спорта. Именно спорта, и это нужно хорошо понимать и делать выводы. Главный вывод простой: не стоит создавать клуб единоборств большим, выживут только маленькие, экономика которых рассчитана так, чтобы небольшое количество людей приносило достаточное количество денег при минимальных расходах на создание, оборудование. эксплуатацию. В этой части у спортивного клуба есть огромное преимущество по сравнению с классическим фитнес-центром. В последнем клиенты чувствительны к уровню минимального комфорта. Напротив, в спортивном клубе, особенно небольшом, ожидания удобств минимальны. Если человек осознает себя спортсменом, его не очень занимают соображения комфорта. Более того, нарочито спартанские условия даже подчеркивают брутальность любимого вида деятельности, а что нужно настоящему поклоннику мордобоев различных видов? Организовав такой бизнес, олигархом вы точно не станете, но в плюс работать получится, хотя гарантий нет. Базовое условие: все должно делаться предельно просто, следовательно, дешево. Если «премиум-фитнес» - это смешно, то «премиум-бойцовский клуб» - даже не смешно, поскольку вызывает тревогу за психическую адекватность автора идеи. Ну и личная вишенка на торте: занятия детей единоборствами до 15 летнего возраста – безнравственное дело. Если будет желание возразить, прочитайте еще раз второй абзац статьи.

  • Создано .